Записки сельского библиотекаря — скука, медитация и инвентарные книги

Posted: Февраль 5, 2015 in Uncategorized
Метки: , , ,

medieval_scribe

    Бывает, что люди жалуются на скучную работу. Не все, но регулярно. Не тяжелую, а именно скучную. Менять работу они при этом не хотят — мало ли какие у людей причины. Это всё от узости мышления. Не нравиться работа, а сменить нельзя почему-то – ищи в ней своего кайфа. Скучно? Нету кайфа? Плохо ищете, значит. Он везде есть.
Взять вот, к примеру, библиотеку. Бывает и такое, что на скучную работу жалуются библиотекари. Странно, конечно — как может быть скучно в библиотеке? Но бывает. У нас, вот, к примеру, очень не любят инвентарные книги.
Как бы это всё объяснить? Ну, есть такая штука – инвентарные книги. Назначение их должно быть самоочевидно. При поступлении новой книжки, её записывают в инвентарную книгу – автора, заглавие, год издания, отдел. Потом книжка каталогизируется, на неё заводят карточку и ставят на полку, чтоб люди читали и радовались. А благодаря инвентарной книге сама библиотека знает, чего в ней есть. Правда, всё это дублируется в каталоге, и реально никто к инвентарным книгам не обращается, но зато – учёт и контроль, без которых социализма, как известно, не бывает. Давным-давно, лет так тридцать назад, какой-то шибко умный чиновник решил, что библиотечные инвентарные книги следует хранить вечно.
А потом проклятые капиталисты изобрели электронные каталоги, и теперь все книжки аккуратненько забиты в компьютер. Даже всеми любимые кармашки на форзаце и красивые аккуратные карточки на самом деле уже не нужны, потому что есть штрих-код, и электронный каталог, и электронный же список читателей, тоже очень красивые и аккуратные. Библиотечное обслуживание работает примерно как супермаркет. Только периодически надо проводить проверку фонда и убирать из каталога то, что спёрли или совсем развалилось. Практическая полезность инвентарных книг, и так сомнительная, окончательно исчерпалась. Но указ-то, или инструкцию, или что там изначально за бумажка была, никто не отменял. Сказано – хранить вечно, значит хранить вечно. И поддерживать в актуальном состоянии, то бишь проверять, сравнивать, вычеркивать, перебивать в компьютер. Особенно важно – перебивать в компьютер. Потому что писать от руки акт списания на, скажем, тысячи три книжек – это такая специфическая форма мазохизма, которую в наше время уже не практикуют.
В общем, есть такая забава – переписывание инвентарных книг. Берёшь такой фолиант, берёшь экселевскую табличку, и вперёд: автор-заглавие-год-отдел, автор-заглавие-год-отдел, автор-заглавие-и так далее, до полного просветления. Иногда находится запись книжки, которая каким-то чудом ещё осталась в библиотеке, её можно пропустить, но бывает это нечасто. Работа обезьянья, но не лишена своих прелестей. Сами инвентарные книги – очень крутая штука. Они большого формата, с такими стильными дерматиновыми корешками, картонными обложками и фиговой бумагой. Главное, конечно, бумага – она вся давно пожелтела, стала ломкой, а пыль там уже даже не лежит, она практически въелась в страницы. У старых инвентарных книг даже появляется специфический «архивный» запах. И это круто. Одно дело унылые однотипные компьютерные таблички, а другое – такая вот бумажная радость, которая прямо вся дышит канцелярщиной, бюрократизмом, нездоровой педантичностью и симптомами обсессивно-компульсивного расстройства. Сразу видно, что не просто так, бумажка какая, а документ. Атрибут власти и символ социального статуса. Сразу понимаешь, что не зря в университет ходил и вообще учился — абы кому такое не доверят. Это тебе не современные, на принтере распечатанные бумажонки, не внушающие уважения, даже если на них и правда что-нибудь важное напечатано — хотя что на них вообще может быть важного?
А книга-то ещё и огромная, неповоротливая и пожелтевшая, так что с самым минимумом усилий можно представить себя средневековым писцом, который недели напролёт просиживает в своей крошечной (но уютной) келье, выписывая — букву за буквой, страницу за страницей — что-нибудь такое неопределенно-важное. И сходство ваше не только в наличии фолианта, но и в общем ощущении от работы. Писца в принципе не волнует, что он пишет. Ему важен сам процесс. Пересказать книжку любая макака сможет, а письмо – священнодействие. И тебе важен сам процесс – всё равно никому эти инвентарные книги не нужны, а если бы и нужны были, так они всё равно не кончаются – закончишь одну, тебе сразу дают следующую. Бесконечная работа. Можно расслабиться и наслаждаться процессом. Дней через десять начинаешь проникаться – работа у тебя не бессмысленная, а медитативная. Приводящая в порядок мятущуюся душу, нервную систему и библиотечный фонд. Учет и контроль как форма духовного самосовершенствования. Это вон пусть менеджеры всякие бегают, крутятся, результат производят, а у тебя – медитация, духовное упражнение, собственный маленький камушек в фундамент мировой гармонии. А вы говорите – работа скучная.

А теперь взбодрится немного, и вперёд, за работу.

Реклама
Комментарии
  1. Fotini:

    Вот, между прочим, на днях хотела устроиться в библиотеку, да. И если бы не проезд с пересадкой с трамвая на автобус, то даже за 15 тысяч работала бы) Хотя и образование у меня филологическое, а не библиотекарное))) Тянет меня туда после работы в школе, это точно) И вот такая медитация в таблицах мне бы ух как подошла бы))) Помню, таким делом занималась на выборах — перепроверка и внесение данных о населении избирательного участка. очень увлекательно и медитативно)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s