Countdown to Halloween-2015. 2: Одна интересная история

Posted: Октябрь 15, 2015 in Countdown to Halloween
Метки:, ,

Boat mooring marker, Loch Ness, Scotland UK.

   2dmgklx.jpgТысячи людей по всему миру уверены, что их похищали пришельцы. Ежегодно появляются десятки, если не сотни новых «похищенных». Среди них есть откровенные сумасшедшие, но исследование гарвардского психиатра Джона Мака, проведенное ещё в начале 80-х, показало, что по большей части «похищенные» — вполне нормальные люди, страдающие от симптомов, напоминающих пост-травматический стресс, и твердо уверенные, что их действительно похищали. Практически все похищенные описывают один и тот же «сценарий» – одинаковые существа-похитители, одинаковые обстоятельства, одинаковая цепочка событий. В этой цепочке событий есть один неожиданный момент – практически все «похищенные» переживают по окончании неприятных, а то и вовсе мучительных процедур некое мистическое откровение, почти религиозный экстаз, и остаются в уверенности, что на какое-то время обрели неопределенно-всеобъемлющее знание. Что было бы прекрасно, если бы не вышеупомянутые болезненные процедуры и очевидно зловещие намерения подавляющего большинства пришельцев.

На протяжении веков по всему миру случались эпизоды так называемой одержимости демонами. Жертвы одержимости проявляют всевозможные необычные свойства – необычайную физическую силу, гибкость, выносливость. А также способность говорить на неизвестных — по крайней мере окружающим и самой «жертве» — языках, необычайную осведомленность в делах окружающих, граничащую с телепатией, и вообще не свойственную «жертве» образованность. Интересно, что демоны или духи во многих культурах являются носителями и источником тайного, сакрального знания, обладание которым сулит смертным всяческие выгоды.

У одержимости также есть довольно хорошо известный сценарий, повторяющийся из раза в раз. Хотя он и отличен от сценария похищения, некоторые моменты – в том числе предшествующее одержимости/похищению общение с потусторонними существами и мучения, ими причиняемые — удивительно похожи.

В некоторых культурах существовал – а в некоторых существует до сих пор – «институт» шаманства. Шаман обеспечивает диалог соплеменников с миром духов, сверхъестественных существ, способных так или иначе повлиять на жизнь в материальном мире. Шаман за свои «услуги» получает не только уважение соплеменников, но и сверхъестественные способности и знания.

Но прежде чем приступить к выполнению своих прямых функций, шаман переживает болезненную трансформацию – внешние, ритуальные проявления могут различаться, но переживания самого шамана практически всегда включают «знакомство» с духами, в том числе мучительные пытки, зачастую полное расчленение тела шамана, за которыми следует перерождение, экстаз и обретение сакрального знания.

Понятно, что во всех трех случаях рассказывается в принципе одна и та же история. Окружающим она кажется странной и опасной – шаман, даже будучи органической частью своего общества, всегда остаётся «в стороне». Одержимый может вызывать сочувствие, но представляет несомненную опасность. «Похищенный» кажется в лучшем случае безобидным чудаком, в худшем – опасным сумасшедшим, которого следует изолировать. И тем не менее история эта возникает снова и снова. И снова и снова привлекает внимание. Казалось бы, за столько лет можно было привыкнуть – даже последняя «версия», похищение пришельцами, пользуется популярностью уже более полувека. Но нет, история по-прежнему популярна. Человеческий разум – странная штука. С одной стороны, нам очень хочется знать, что там, «за пределами» рационального мира что-то есть. И дело не в болезненной потребности некоторых нездоровых индивидов обратить на себя внимание, по крайней мере не всегда — нас интересует не психология всевозможных одержимых, а история. Шаман нужен племени, а не самому шаману. Мысль о некоем внешнем знании щекочет нам нервы – мы всё-таки очень любим себя пугать, на чем и держится популярность жанра ужасов в любом из его воплощений. Но потребность в существовании высшего знания значительней обычной тяги к острым ощущениям. И в то же время – странная штука разум – мы не можем его не бояться. Мы стремимся к трансцедентному знанию, но оно нас пугает. Может быть, пугает неизбежно сопутствующая ему трансформация – знание, не предназначенное для человека, неизбежно превращает нас в нечто хотя бы частично потустороннее, страх потери личности – один из самых фундаментальных. «Похищенный» в массовой культуре – скорее жертва, а одержимый, даже вызывающий сочувствие – злодей. А может быть и впрямь «мы живем на тихом островке невежества посреди темного моря бесконечности, и самой судьбой нам заказано покидать его и пускаться в дальние плавания. Науки, каждая из которых тянет в своем направлении, до сих пор причиняли нам мало вреда; однако настанет день и объединение разрозненных доселе обрывков знания откроет перед нами ужасающие виды реальной действительности, и откровение либо лишит нас рассудка, либо вынудит нас бежать от этого мертвящего просветления в покой и безмятежность нового средневековья».

***
В 1978 некий доктор Хопкинс изучал очередную историю про НЛО. Он получил неожиданный звонок. Его собеседник представился представителем некоей организации, занимающейся изучением НЛО — позже оказалось, что названной организации не существует. Хопкинс согласился встретиться с незнакомцем — и тут же раздался зволнок в дверь. Оказалось, что только что говоривший с ним по телефону человек стоит на пороге. Напомним, что дело было в 1978 году, когда мобильных телефонов ещё не было. Незнакомец был совершенно лыс — включая брови и ресницы. Его губы были, казалось, ярко накрашены — как будто губ у него вовсе не было, но незнакомец попытался нарисовать их помадой. Монотонный голос незнакомца к концу разговора начал затухать, словно у него садились батарейки. Он потребовал, чтобы Хопкинс прекратил свои исследования, и поспешил распрощаться. Когда Хопкинс, закрыв дверь, выглянул в окно — незнакомца уже не было, он словно бы растворился. Позже Хопкинсу — который исследований не прекратил — пришлось пережить ещё один визит того же незнакомца, на сей раз в сопровождении столь же странной женщины. Во второй раз незнакомец уже не просто требовал прекращения исследований, а прямо угрожал Хопкинсу. Которому стоило немалых усилий проигнорировать сексуальный подтекст угроз незнакомца. К счастью для Хопкинса, больше они не появлялись.

***
В 1966 году бразильский мальчик отправился в поле неподалеку от родного городка позапускать воздушного змея. И, вероятно, обзавелся психологической травмой на всю жизнь, потому что среди травы на поле обнаружились два трупа. Полицейские эксперты так и не смогли определить причину смерти. Полиция вынуждена была завести уголовное дело, хотя признаков насильственной смерти на трупах не было, и состав преступления был, мягко говоря, не очевиден. Погибшие (убитые?) оказались местными инженерами-электриками. Оба трупа были одеты в выходные костюмы и пальто, а также свинцовые маски, используемые иногда для защиты от радиации. Из вещей при них была только бутылка воды, одна на двоих, и блокнот. Полицейским удалось реконструировать на основании показаний свидетелей последний день жизни покойных — незадолго до смерти они зашли бар, купили бутылку воды, причём один из них выглядел нервным, после чего отправились в поле и упали замертво. В блокноте обнаружились записи с, видимо, планом погибших:

16:30 be at the agreed place.

18:30 swallow capsules, after effect protect metals wait for the mask sign

Проблема в том, что следов наркотиков ни в телах, ни в воде из бутылки не обнаружили. Более того, судя по купону, оставшемуся у одного из погибших, бутылку они собирались вернуть в бар (была в Бразилии такая программа, типа сдачи стеклотары). Кроме того, если бы речь шла о наркотиках, то зачем надевать маски от радиации? Что за «капсулы» приняли погибшие? Какого эффекта они ждали? И действительно ли проделали все эти странные действия добровольно?

***
В 2008 году доктор Ричард Гэллэгер, профессор клинической психиатрии из Медицинского Колледжа Штата Нью-Йорк, описал случай «одержимости демонами». Обычно психиатры, изучающие одержимых, могут поставить тот или иной диагноз, симптомы одержимости вписываются в клиническую картину известных заболеваний. В случае описанной Гэллэгером пацентки — в целях анонимности названной в исследовании просто Джулией — несмотря на все усилия психиатров, диагноз так и не смогли определить. По наблюдениям Гэллэгера, голос «Джулии» постоянно менялся — от хриплого мужского до высокого и певучего женского. Пациентка регуляно говорила на языках, которых не знала и не могла знать, левитировала над кроватью, а окружающие её предметы часто двигались словно сами по себе. В разговоре «Джулия» часто упоминала детали личной жизни собеседников, обычно постыдные, о которых никак не могла знать. Тем не менее, психиатрам не удалось выявить признаков ни одного известного психического заболевания. В итоге они согласились на проведение экзорцизма — который не принес результатов. Хотя «сущность», которой одержима «Джулия», проявила недовольство во время экзорцизма и обещала участвующим — как священнику, так и психиатрам — что они «пожалеют об этом», состояние пациентки не изменилось до сих пор.

838092bfaee96002aeef9d993924b94f

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s